Успехи итальянцев в предпринимательстве и торговле давали им большие преимущества, но доступ к ключевым и наиболее капиталоемким сферам экономики был для них ограничен, и это отражалось на престиже итальянских землячеств в целом и на роли итальянских лидеров в социально-политической жизни.
За итальянскими иммигрантами следовали испанцы. Но благодаря целому ряду преимуществ, и в первую очередь из-за языка, испанцы получили перевес над итальянцами в важных областях социально — экономической жизни. Им отдавалось предпочтение в таких сферах, как государственная служба, профессиональная и интеллектуальная деятельность, пресса. Значительную роль сыграли испанцы и в развитии предпринимательства, индустрии и коммерции. В их руках была сосредоточена продажа галантерейных товаров. Баски из Испании и Франции завоевали известность, налаживая молочное хозяйство на загородных фермах.
Сеть многочисленных испанских организаций, часть которых покрыла себя неувядаемой славой, способствовала благосостоянию испанской колонии. В дальнейшем к общим причинам ослабления иностранных землячеств для испанских обществ прибавился фактор внутренней политической борьбы, связанной с Гражданской войной в Испании 1936-1939 гг.

Итальянская колония в начале XX в. заметно отличалась от той, которой она была несколькими десятилетиями ранее. Прежняя модель итальянского самосознания, исповедуемая итальянскими обществами и заложенная в их регламентах, не отвечала больше новой реальности, в которой жили итальянцы и их аргентинские потомки. Эта модель не испытывала недостатка в конструктивных элементах, но она, по словам М. Нассимбене, в своих неизменных формулировках не была рассчитана на длительный срок. В ней содержалась попытка найти «формулу культурной непрерывности», одинаково приемлемую для всех итальянцев. Но это было невозможно, и единая формула так и не была найдена.
Немалая часть итальянцев первой волны трансформировалась культурно и социально под влиянием местной жизни. Присоединяясь к испаноязычному аргентинскому обществу, они покидали итальянские ассоциации, предпочитая им общеаргентинские организации — религиозные, профсоюзные, политические и др. Иными словами, происходило то, о чем мы писали ранее, касаясь роли иммигрантских организаций и всего комплекса иммигрантской субкультуры, который, преследуя цель защиты иммигрантов от отчуждения в новой среде, служил одновременно ступенькой к их адаптации и интеграции. Для итальянцев в Аргентине этот процесс идентификации с принимающим обществом проходил легче, чем для других групп или для итальянцев в США.