Уменьшение вывоза из Германии и некоторое повышение вывоза из России явились несомненно результатом этого мероприятия. И хотя размер скидок был недостаточен, чтобы вытеснить совершенно германскую муку с финляндского рынка, но мы держались там с 1898 г. до 1905 г., причем наше участие по ввозу ржаной муки было в среднем за это время около 80 % в год, достигнув в 1901 г. до 96%, причем и цифры абсолютного ввоза все время повышались. С 1901 г. наше процентное отношение несколько понизилось, что объясняется введением новой тарифной схемы, повысившей стоимость провоза ржи с дальних расстояний до портов.
Но как всегда у нас бывает, несмотря на то что мукомольная промышленность остается все в том же угнетенном состоянии, и, несомненно, страна на этом теряет, вопрос о поощрении экспорта муки стоит на месте из-за разномыслия ведомств. Одно и то же правительство, но в разных министерствах, различно понимает нужды весьма важной отечественной промышленности. В одном министерстве признают необходимым прийти на помощь отечественному мукомолью, в другом отвергают это и доказывают убыточность всяких увеличений поощрения для экспорта муки, и мы шаг за шагом теряем рынки. Что подобное утверждение убыточности для дорог увеличения скидки как меры поощрения для увеличения экспорта муки не основательно, мы укажем далее. Здесь же пока отметим отношение к вопросу поощрения вывоза муки Министерства торговли и промышленности.
В особом совещании, образованном при Министерстве торговли и промышленности для обсуждения вопросов об улучшении условий экспортной торговли на Ближнем Востоке, в заседании от 20 октября 1911 г. под председательством товарища министра торговли и промышленности П. Л. Барка были намечены меры и высказаны пожелания, могущие способствовать развитию вывоза муки. Вследствие того что экспорт наш в настоящее время все идет на убыль и что, если так будет продолжаться и далее, мучному экспорту не миновать полного кризиса, пожелания сведены были к следующему: 1) чтобы были понижены как железнодорожные тарифы, так и морские фрахты; 2) чтобы было установлено прямое сообщение из Новороссийска в Турцию и 3) чтобы вырабатывались наиболее спрашиваемые на рынке средние сорта муки.

Необходимо привести в работе относящиеся к теме ленинские положения, в частности, следующие:
«Половина крестьянских дворов — «обязанные», закабаленные безысходной нуждой. Голод, голод даже в самый урожайный год заставляет их зимой втрое дешевле кабалить свой труд помещику. На деле это равняется целиком продолжению барщины, крепостного прва, потому что уцелела самая суть этого крепостничества: уцелел нищий. Голодный, разоренный мужик, который и в лучший год вынужден своими убогими орудиями и своим изможденным скотом обрабатывать помещичьи земли на условиях «Зимней наемки»». .
Следует рекомендовать автору, чтобы это явление четче было отражено в заключении. Что же касается требования Отделения издательства, эту сторону вопроса «развернуть в монографии по всему фронту», то оно не может быть поддержано, так как вопрос о голодании крестьянства, как резонно считает Ленинградское отделение Института, является предметом другой темы. Отделение издательства упустило из виду сделанное автором ограничение, выраженное в подзаголовке монографии: «Очерки правительственной политики».
В свете новых достижений сельскохозяйственной науки и практики следовало бы исключить утверждение о том, что низкие урожаи объяснялись «поверхностной обработкой почвы» .
Надо также учитывать, что аграрная Россия уступала в 1892-1902 гг. и уступила окончательно в 1913 году экспортное по хлебу первенство индустриальным США. И это подтверждение того, что без решения аграрного вопроса в России не могло быть решения и вопроса о приоритете ее в вывозе хлеба.