1932 год — поход «Сибирякова» — является переломным этапом. Сквозной проход Северным морским путем был проделан и до «Сибирякова», но был связан с зимовкой, и смысл прежних результатов был тот, что сквозной проход осуществим только в теории, так как практически проход о зимовкой для коммерческих судов значения иметь_ не может. Поэтому для нас проблема встала в следующем — виде: можно ли, опираясь на наш опыт, на наши технические средства, на нашу организацию, проходить Северным морским’ путем без зимовки — в одну навигацию? Несмотря на то, что поход «Сибирякова» осуществлен в очень тяжелых условиях, когда восточная Арктика не имела станций, он сопровождался успехом и доказал проходимость Севморпутъ. Поразительно, с какой исключительной чуткостью и решимостью руководство нашей партии и т. Сталин умеют из каждого такого практического успеха выделить, в первую очередь, его глубокий смысл и сделать его опорой для дальнейшего еще большего развития дела.
Это настолько поучительная история, что я позволю себе ее изложить.
1932 год. Пройдя Севморпутем, «Сибиряков» пошел, в Японию на ремонт. Оттуда мы — участники экспедиции — через Владивосток вернулись в Москву. Через два дня заседание Политбюро нашей партии. Я делаю доклад о походе. Тов. Сталин несколько раз прерывает меня вопросами, интересуется конкретно различными вариантами. пути, моим мнением на основе нашего опыта, где лучше проходить, что еще нужно делать, и заканчивает обсуждение знаменательной речью, которая завершается предложением образовать’ специальный орган, который ведал бы делами севера. Орган этот и есть Главсевморпуть.
Из одного частного успеха — похода «Сибирякова» — т. Сталин, с его исключительной проницательностью, сделал вывод, что здесь начинается новое большое дело и, следовательно, надо немедленно подыскать для его осуществления новую наиболее подходящую организационную форму. Вот образец, на котором мы должны учиться. Каждое наше продвижение вперед — в общем ли масштабе Арктики, на отдельных ли участках — меняет обстановку. И нужно, чтобы мы, и в первую очередь политработники, это изменение обстановки быстро умели учесть, как т. Сталин учел значение похода «Сибирякова», и немедленно повели бы соответствующую работу, немедленно использовали бы этот успех как плацдарм для дальнейшего наступления.

Работа на севере в советское время началась довольно рано. И уже на этом первом: этапе ЦК партии и в то время еще лично Владимир Ильич Ленин придавали этим работам большое значение. Первые по тому времени, еще довольно скромные экспедиции на север привлекали уже тогда большое внимание и обеспечивались всем необходимым.. В этом году исполнится 15 лет со дня. образования — первоначально при, ВСНХ — первого научного центра по изучению севера. Он так и назывался — Институт по изучению севера. Затем он рос, изменялся, и теперь это наш Арктический институт, который начал и продолжает свою деятельность иод руководством проф. .Р. Л. Самойловича. По северу работали и другие наши организации, работала наша океанография, и довольно рано — с 1922 года — начала работать крупная хозяйственная организация — Комсевер — путь.
Эти первые шаги по овладению Северным морским путем в настоящее время, по масштабу сегодняшней работы, кажутся малыми. Но надо учесть, что это была пионерская работа, и тогда мы поймем, что эти первые экспедиции, первые рейсы судов с хлебом и лесом с Оби и Енисея, первое строительство полярного города Игарки — это этап громадной важности, и организации, осуществившие этот этап, выполнили огромную работу, ошибки которой изучены в свое время и историей будут забыты, а полученные крупные результаты останутся. Однако, в тог период, примерно до 1928/29 года, работа все же носила характер некоторой разрозненности. С 1929 года партия обращает на нее особенное внимание. В начале первой пятилетки мы могли уже планово, по-новому ставить основные вопросы экономики нашей страны. И Арктика становится здесь существенной частью, которая включается в общий план советской работы. СНК образует Арктическую комиссию при СНК под председательством Сергея Сергеевича Каменева.