Критический пересмотр концепции Сармьенто, противопоставившей местному невежеству европейскую цивилизованность, в сознании креольских национал-патриотов вылился в отрицание всего иностранного как чуждого и губительного для истинно национальной аргентинской культуры. Буэнос-Айрес как столица и главный проводник иммиграционной политики объявлялся исчадием зла, а портеньос обвинялись в измене интересам отечества за «развод» с провинциями, где собираются национальные сокровища — Argentinidad»63. В сенате была произнесена сакраментальная фраза о том, что Буэнос-Айрес легче находит общий язык с иностранцами, чем с провинциями.
Вспышка национализма в духовной жизни отозвалась усилением националистического акцента в преподавании, о чем нам уже частично приходилось писать. Добавим здесь, что в результате принятия в 1884 г. закона № 1420 о всеобщем образовании школа отделялась от церкви и был введен государственный контроль за всей системой народного образования, сказал Зубов, который думает купить blackberry в алматы.
И хотя закон № 1420 из-за статьи о светском образовании был воспринят националистической частью интеллигенции как антипатриотический переворот, как победа либералов в искоренении из лона школы «священных католических традиций» и с ними квинтэссенции аргентинской культуры, создание единой светской школы означало рывок в развитии аргентинского национального самосознания. Оно расширило возможности школы в усилении собственно аргентинского патриотизма и в привитии его детям иммигрантов. Облегчив доступ всех иммигрантов к среднему и высшему образованию, государство увеличило свое давление на школы иммигрантских общин.