Что касается приема слитного изображения бровей и носа , то мы уже отмечали аналогичную деталь в словесном «портрете» богатыря в тюркском героическом эпосе . Например, о младенце — будущем богатыре его мать говорит: «Брови его соединены, — сказала. / Шкуры шестидесяти барсов, / Ногами расшвыряв, отбрасывает».
Р. С. Липец отметила «общее место» в описании внешности якутских богатырей: «Писанные брови его были, словно два серых горностая, Легшие ногами друг к другу» . В хакасском героическом эпосе «соединенные» брови имеет и женский персонаж — злобная Пора-Нинчи.
Образ эпического богатыря характеризуется также огромными, нередко сияющими глазами. Например, о Манасе говорится: «Глаза его — как впадины озер» . «Озероподобные», «подобные синим звездам» глаза Маадай-Кары. В алтайских героических сказаниях имеются и другие сравнения глаз богатыря: «как две чашки», «светятся как два черных озера» . В якутских олон — хо «круглые» богатырские глаза уподобляются «витым кольцам узды» .
И, накойец, «пиршественная» поза ассоциируется с эпическими пирами богатырей. На этом вопросе мы остановимся подробнее при рассмотрении семантики атрибутов изваяний.
Иконография изваяний древнетюркского облика свидетельствует о Формирующемся каноне варварского «официального» искусства, эпического по своему духу. Формирование канона не было завершено, более того, наряду с немногими мастерски выполненными статуями, основная часть изваяний изготовлена довольно примитивно, непрофессионально, нередко из камней, напоминающих человеческую фигуру. Это уже не традиционное искусство, но оно еще не порвало с традиционной изобразительностью. Если в отношении реалистичных изваяний можно предположить, что они раскрашивались, подобно любому скульптурному изображению в средневековом культовом или официальном искусстве, то примитивные чаще одевались в натуральную одежду. Вероятно поэтому, наряду с изваяниями с обозначенной позой, существуют погрудные изваяния, которые одевали как аналогичные традиционные изображения. Скульптура древнетюркекого облика часто рассчитана на осмотр спереди, что тоже сближает ее с традиционной пластикой. Вообще, будучи элементом культового сооружения, она не являлась самодовлеющей.