В последнее время наиболее распространенным способом в борьбе буржуазных идеологов против произведений Шевченко и Франко, содержащих критику католицизма,, является их замалчивание. Они не включаются в сборники произведений революционных демократов. Так, в сборник произведений Шевченко, изданный в Мюнхене в 1961 г., вошло под названием «Еретик» только вступление к поэме.. Не помещена она и в так называемом полном издании произведений Шевченко, выпущенном в Чикаго В большом предисловии к изданию произведений Шевченко на английском языке Меннинг отвел для характеристики поэмы одну строку, заявив, что она содержит только «отборную ругань против приговора Гусу». Некоторые буржуазные авторы стремятся выдать критику католицизма поэтом за неприязнь его к полякам, хотя в поэзии «Полякам» Шевченко ясно высказался на этот счет, обратившись со словами искренней братской дружбы к польским революционерам, польским трудящимся, но осудив деятельность магнатов и ксендзов, сеявших вражду и ненависть между двумя братскими народами.
В современной буржуазной литературе встречаются попытки представить критику католицизма в произведениях Шевченко и Франко как проявление «религиозной нетерпимости», с тем чтобы оставить лазейку для провозглашения их верующими, хотя они вели борьбу против всякой религии. Франко, например, писал: «Сами живые факты убеждают меня все более наглядно, что непременно нужно выступить с чем-то, что бы принципиально касалось дел религиозных и составляло противовес всем напорам православия, с одной, а иезуитства и католицизма, с другой стороны».

Фома Аквинский — теоретик инквизиции — требовал беспощадно карать еретиков, а Шевченко создал бессмертный образ «великого еретика»—Яна Гуса, призывал к борьбе против религиозного изуверства, клеймил позором палачей. В борьбе против Гуса на Константском соборе церковники использовали догматы томизма, провозглашенного официальной доктриной католической церкви. Шевченко гневно осудил и высмеял и сами догматы и Константский собор. По своим социально-политическим взглядам Шевченко также не мог следовать «линии размышлений» Фомы Аквинского. Последний провозглашал вечность и незыблемость общественного неравенства, естественность и «божественную» природу монархической формы правления, «божественное» предустановление сословного деления, считал тяжким грехом и нарушением «божественной» воли попытки подняться выше своего сословия. Поэт предрекал близкую гибель монархии, боролся против социального неравенства и мечтал об установлении нового строя, воплощающего равенство и справедливость.
Стремясь провести «аналогию» между Франко и христианским философом V в., яростным защитником религии Августином Блаженным, националистический фальсификатор представляет взгляды Каменяра как ряд «переломов», т. е. коренных изменений, противоречивых «этапов», подобно мировоззрению Августина, изложенному последним в непоследовательной, крайне противоречивой религиозной автобиографии. Это стремление буржуазных фальсификаторов изобразить эволюцию взглядов мыслителя в виде «коренных переломов» аналогично «Исповеди» Августина совершенно безосновательно, также как и наличие противоречий в творческом наследии писателя не дает никаких оснований для отождествления его мировоззрения с
Мировоззрением Августина. Последний написал около 100 работ в защиту религии, против науки, доказывая, что бог — высшее существо, сотворившее мир из ничего; Франко же решительно отвергал этот вымысел. Ему принадлежит более 200 произведений, в которых он выступает против религии, раскрывает несовместимость, противоположность науки и религий.

В буржуазной литературе умалчивается критика Франко в адрес «отцов церкви». А ведь в статье «Социальная акция, социальный вопрос и социализм» он подвергает критике церковников как раз за проповедь учения Августина. В поэме «Монолог атеиста» поэт отнес Августина, Тертуллиана, Фому Аквинского к «враждебному лагерю», а их учение охарактеризовал как «гору тумана и нелепостей, какую традицией церковной называют».
Что касается Леси Украинки, то и ее творчество рассматривается националистическими «исследователями» в связи с учением «отцов церкви», в частности Тертуллиана, с точки зрения его известного изречения «верю потому, что абсурдно». Изобрели даже «героя абсурда», якобы свойственного ее произведениям, провозгласив «идентификацию» его с самой поэтессой. Не считаясь с тем, что у поэтессы никакой «веры в абсурд» не было, они «нашли» ее в одном из наиболее оптимистических стихотворений «Contra spem spero», в котором Леся Украинка призывает не бояться горя и крутых гор, тяжести ноши и темной ночи, надеяться на счастливое будущее и тогда, когда нет надежды, бороться и жить вопреки всему. Это не имеет ничего общего с абсурдными изречениями Тертуллиана: «истинно ибо нелепо», «несомненно ибо невозможно», основной целью которых было принижение знаний и презрение к разуму во имя торжества религии. Для Леси Украинки характерны атеистические взгляды, глубокая вера в торжество разума и силу знаний, решительный протест против «рабства мысли», непоколебимое убеждение в победе добра, свободы, справедливости. Ее надежды и чаяния вовсе не были «невероятными», как пытаются доказать националисты. Поэтесса увидела «предрассветные огни» революционной борьбы рабочего класса и была убеждена, что время его освобождения «не за горами».