Выше приводились свидетельства того, что индейцы и негры в Гаване могли образовывать какие-то группы при расселении. Имеется немало свидетельств и противоположного характера, когда индейцы просили и получали усадьбы рядом с испанцами, негры — рядом с индейцами и испанцами, а испанцы — рядом с неграми и индейцами. Даже в индейском поселении Гуанабакоа в 80-е годы XVI в. уже проживали мулаты и испанцы.
Испанская иммиграция в Новый Свет была в основном мужской. Испанцы как доминирующая группа вступали в связь с индеанками и с невольницами из Африки. Случалось, что создавались смешанные семьи. Помимо общих распоряжений на этот счет, сохранились документы, касающиеся непосредственно Гаваны. Так, в 1570 г. одна свободная негритянка просила разрешения торговать вином на том основании, что была свободной по рождению и была замужем за испанцами, пишет http://gotovim.biz/. Создание такого рода семей, постоянных или временных, наиболее часто имело место у иредставителй не самых высоких уровней гаванского общества. С испанской стороны важным компонентом в этом плане являлись солдаты местного гарнизона. Так, королевское письмо от 31.03.1583 г. гласило, что, поскольку некоторые солдаты крепости Гаваны имели детей от рабынь и хотели их выкупить и освободить, то в случае, если названных детей собирались продавать, предпочтение среди покупателей должно было отдаваться отцам-солдатам. С начала XVII в. в качестве жен выходцев из Европы начинают фигурировать мулатки. В одном из писем гаванского губернатора того времени утверждалось, что 400 солдат сожительствуют публично с мулатками и рабынями.