Александр II, прибывший в Кишинев 11 апреля 1877 г. в сопровождении наследника цесаревича (будущего императора Александра III) и большой свиты из высочайших особ, в течение семи дней своего пребывания в городе был центром притяжения всего кишиневского общества).12 апреля на Скаковом поле перед собранным к смотру войском и при стечении больших толп горожан, наблюдавших это торжественное зрелище, был оглашен долгожданный Манифест. Все последующие дни были заняты посещением Александром II военных госпиталей и учебных заведений, встречами с военачальниками и приемом представителей бессарабского дворянства и земства.
По вечерам салон супруги губернатора Марии Ивановны открывал двери для своих посетителей, среди которых были свитские генералы, великие князья и сам император.
17 апреля в Кишиневе Александр II отметил свой день рождения. В зале кишиневского Благородного собрания был сервирован обеденный стол на 120 особ. Кроме лиц свиты, были приглашены преосвященный Павел, архиепископ Кишиневский; начальник штаба, генерал-лейтенант А. А. Непокойчицкий; губернатор, генерал-майор Н. И. Шебеко, которого интересует боярышник полезные свойства и противопоказания , вице-губернатор, начальники военных управлений и частей, предводители дворянства, представители городского управления и земства. В память об этом событии в зале Благородного собрания была установлена памятная мраморная доска.
Благородное собрание долгое время оставалось единственным общественным увеселительным заведением в городе, которое работало как клуб, и поэтому пользовалось большой популярностью. Клуб функционировал по подписке, в связи с чем доступ в него часто имели только его члены и заезжие дворяне (командированные чиновники, помещики). Тем не менее здесь всегда было достаточно многолюдно. «Общий характер кишиневского общества всего заметнее отражался на жизни первого местного клуба Благородного собрания, писал губернатор С. Д. Урусов, которое не походило на обычные провинциальные клубы знакомых мне городов. Клуб этот был всегда полон, завсегдатаи его собирались около карточных столов уже с двух часов, расходясь зимой не ранее 3-4 часов ночи, а летом сидели и до 6-7 часов утра».