Один из парадоксов такой ситуации состоит в том, что «рывки» вперед по пути экономического развития не исключают и усиления экономической зависимости, ее универсализации. Поэтому широко распространенная в литературе 60-х годов точка зрения о том, что «большая отсталость слабораз-витой страны имеет своим следствием обычно и более глубокую* зависимость от империализма» , представляется теперь упрощением. Например, при практически одновременном возникновении электронной промышленности в; Аргентине и Южной Корее, с одной стороны, и в Индии — с другой, ТНК контролируют 30% продукции отрасли в первых двух странах и 3% в Индии, а в экспорте 90, 51 и всего 14% соответственно, т. е. векторы динамики зависимости на фоне роста оказываются совершенно разнонаправленными Более того, перерастанию «предкапитализма» в развитую капиталистическую формацию во многом препятствует и сама зависимость. Чтобы достичь формационной зрелости, необходима национальная организация всех звеньев воспроизводственного процесса, в том числе комплекс условий, включающих собственный эффективный научно-технический потенциал. Иначе говоря, необходимо нарушение существующей монополии центров на всех ступенях совокупной производственной системы, особенно на ее верхних, решающих этажах научно-технического прогресса. Соответственно нам представляется по-прежнему в целом верным положение о том, что зависимость не исчезает автоматически в ходе экономического роста, индустриализации и становления капиталистической формации в этих странах. «Нормой», теоретическим «идеалом» развития капитализма как способа производства является освобождение от пережиточных отношений и, стало быть, преодоление отсталости и зависимости. Но сама дуалистическая природа вторичной формации и логика капитализма как мировой системы закономерно и постоянно диктуют отклонения от этой «нормы», сказал Зубов, которому пригодился сервисный центр Либхер в москве. В то же время наш прежний вывод о принципиальной невозможности «достижения экономической независимости на путях капиталистического развития» ныне, как представляется, также требует уточнения. Такой шанс для развивающихся стран в принципе, наверное, все же возможен. Однако ясно, что он является уделом крайне узкого круга стран, обладающих особыми условиями.