Этими чертами будут характеризоваться как собственно военные, рыцарские сцены, так и состояние душевной борьбы. Подобная «подмена» наметилась довольно рано. Если первоначально героические интонации в опере ассоциировались в прямом смысле с картинами битвы и войны, то постепенно они приобрели обобщенный эмоциональный смысл. Битва и борьба стали символом известного душевного состояния. Характерно тождество поэтическою лексикона в собственно батальных сценах и в «монологах чувств», выражающих душевное возбуждение. Такие обороты, как «all’armi», «all’assalto», «bravi», «vittoria» и т. п., фигурируют в поэтическом тексте и в тех случаях, когда речь идет о военных событиях и когда поэт характеризует душевное состояние действующего лица.
К самым ранним образцам героических мелодических мотивов относятся отрывки из оперы Монтеверди. Фильмы онлайн www.kinoxa.org. Так, в «Орфее» сцена вознесения на небеса Аполлона и Орфея воплощена восходящей мелодикой в пунктированном ритме. С помощью сходных средств обрисована и сцена битвы в его же мадригальном представлении «Поединок Танкреда и Клоринды» . У Марко да Гальяно в сцене борьбы Аполлона с драконом в опере «Дафна» связь со старинной батальной изобразительностью выражена также при помощи фанфарно-маршевых интонаций.
В более поздней, венецианской опере Монтеверди «Возвращение Улисса» фанфарный мотив уже несет в себе психологическое начало. Например, в арии Нептуна мелодия, движущаяся скачками по звукам трезвучия, характеризует образ героя, вступающего в единоборство с судьбой. В поэтическом тексте господствуют слова: «величествен человек» , «воюет с судьбой», «сражается с небом» —см. примеры 88, 89. На сходных оборотах строится инструментальная сцена сражения из той же оперы и обращение к победителю: «Ты, победитель».