Рознь между империалистическими державами, подчеркивал в свое время В. И. Ленин, является довольно «шаткой охраной» международных позиций какой-либо страны. — Поэтому речь здесь идет не о сокращении структурной зависимости, а лишь об увеличении «переговорной силы» зависимой страны и ее. способности получать определенные уступки в общих рамках сохранения своего положения в мировом капиталистическом хозяйстве. Действительно, такая ситуация возможна до определенного момента — компромисса между иностранными монополиями, который хотя и не вечен, но может возобновляться на новой основе. Например, несмотря на острое соперничество, нефтяные монополии США, Англии, Голландии и Франции все же сумели объединиться в 1971 г. для переговоров с Организацией стран-—экспортеров нефти, а в Ливии они изобрели даже специальную «страховую сетку» для взаимной компенсации ограничительных мер ливийского правительства. Разумеется, совместные действия — прерогатива не одних лишь метрополий и монополий. Множатся выступления на коллективной основе и самих развивающихся стран, а в ООН эта тактика стала преобладающей. Такой эффект коллективных действий заметно усиливает «переговорную силу» молодых государств. Ныне в развивающемся мире насчитывается более 30 региональных интеграционных группировок, около 20 ассоциаций стран — экспортеров сырья, выдвинуты концепция и программа «коллективной опоры» освободившихся стран на собственные силы, сказал Новиков, которого интересуют стальные двери. Подобное объединение сил позволяет успешнее противостоять всем формам и попыткам подчинения. Поэтому, чем более глубокий и многосторонний характер приобретут региональные интеграционные процессы и межконтинентальное сотрудничество, тем больше появится у развивающихся стран возможностей коллективного противодействия зависимости.