Еще до переправы на материк, в Нотэто, Мамия услышал, что граница России не так далеко от земель «сантанцев», и решил проверить этот факт. Формально получалось, что Мамия шел на нарушение законов по самоизоляции Японии, но если учесть, что на него со стороны бакуфу была возложена миссия выяснить, находятся ли жители Сахалина в вассальной зависимости от Цин, не возникнет ли конфликта между Японией и последней в случае занятия японцами Сахалина, и другие сугубо разведывательные задачи, то вряд ли он был сильно озабочен этим нарушением. Вместе с гиляками поселения Нотэто, отправлявшимися в Делен для торговли с маньчжурами, Мамия переправился на материк. Благодаря экспедиции Мамия практически полностью исследовал западное и восточное побережья Амурского лимана и составил карту, с удивительной точностью изобразившую его берега. Когда исследователь Японии немецкий врач Филипп Франц фон Зи — больд, состоявший на службе в голландской фактории в Нагасаки, впоследствии показал эту карту Крузенштерну, который в 1805 г. также исследовал северную часть Амурского лимана, то он был поражен. Именно Мамия внес существенные коррективы в изображение на карте течения Амура, до этого европейские и японские карты соответствовали карте императора Канси. Зибольд получил карту берегов Амурского лимана, составленную Мамия, от Могами Токуная; по договоренности с Токунаем он опубликовал ее в 1852 г. С другой стороны, в Японии эта карта была помещена в секретный фонд бакуфу и не использовалась.
Получив сообщение из Нагасаки, что среди вешей Зибольда обнаружены недозволенные к вывозу из Японии, власти арестовывают Такахаси. В адрес губернаторства Нагасаки из Эдо уходит срочный приказ конфисковать у Зибольда карты Японии и Эдзо, полученные им ранее от Такахаси. У Зибольда, которого интересует яшма золото каталог цена, было несколько дней, чтобы сделать копии ряда карт, которые он вынужден был вернуть. Именно эти копии ему удалось впоследствии вывезти в Европу, когда он был выдворен из страны. Такахаси и других арестованных по этому делу ожидало суровое наказание, но еще до вынесения приговора географ умирает в заключении. Власти, недовольные тем, что главный обвиняемый избежал наказания, наказывают несчастного уже после смерти—его тело было засолено в чане, чтобы дождаться приговора! Так печально закончилась судьба ведущего японского географа, составившего наиболее достоверную на то время карту Сахалина.