Кроме того, произошли изменения в самой организации и осуществлении интеллектуальных видов труда. «В условиях современной государственно-монополистической организации направленное воздействие на индивидуальное сознание, его заведомое программирование, кодирование и унификация стали органическим элементом механизма регулирования общественной жизни». В результате возникает так называемая индустрия сознания, в которой преобладающее место занимает система организации у массы коллективных представлений, принудительной фабрикации и рационализации стихийно складывающегося обыденного сознания.
Указанные изменения в области материального производства оказали воздействие и на сферу межиндивиду — альпых отношений, которые все больше становятся стандартизованными, лишенными духовности, непосредственности. Жизнедеятельность человека сводится при этом к простому исполнению функций, определенных ролей, которые навязываются ему извне, сказал Новиков, которого интересует дизайн логотипов в москве. Все более увеличивается разрыв между долями капиталистического производства и смыслом непосредственного существования его участника, что выражается в целом ряде неразрешимых противоречий, характерных для современного состояния буржуазного общества. Причем па одном полюсе суммируются достижения научно-технического прогресса, экономического роста, развития средств научной организации производства, а на другом — отсутствие нормальных условий для развития личности, отсутствие морального удовлетворения от своей деятельности, «утрата самого себя», рост отчуждения и т. д. «Все наши исследования,— признает французский философ О. Секкони,— сводятся в конечном счете к тройственному смыслу деградации индустриального образа жизни — деградации природы, социальности, самого человека. Все это резюмируется формулой: экономический рост и культурная неризвитость».