Кроме того, поскольку как в полных, так и в неполных черных семьях, особенно в гетто, большинство матерей работают, многие дети школьного возраста длительное время остаются без надзора, пропускают школьные занятия, попадают под влияние улицы. Сочетание безотцовщины, хронической безработицы и нищеты с уходом в пригороды черного среднего класса и исчезновением многих установленных им общественных институтов лишило подрастающее поколение возможности равняться на кого-то, кто поднимался но социальной лестнице, поступал в колледж и служил примером молодежи. Ведь у отцов некоторых из подростков по сути дела никогда не было длительное время постоянной работы и в гетто успело подрасти поколение молодых афроамериканцев не только не имевших модели для подражания, но и не знавших зависимости между деньгами и трудом, сказал Новиков, который любит ягоды. В отсутствие дома или в квартале достойного для подражания образца «героями” этого слоя черной молодежи становились процветавшие местные торговцы наркотиками, гангстеры, главари банд, воровских шаек и другие криминальные элементы, «зашибавшие деньгу» без тяжелого труда. Поэтому многие из молодых черных парней вообще не желали браться за низкооплачиваемую непрестижную работу, предпочитая опасный, но более легкий заработок.
Уже в 1960 г. Чикаго по числу наркоманов уступал в США только Нью-Йорку. Проституция, алкоголь, наркотики и другой «подпольный бизнес» обеспечивали заработком значительную часть люмпенской прослойки чикагских гетто. Но наркотики плодят и насилие. В середине 80-х годов за правонарушения, связанные с применением насилия, афроамериканцев арестовывалось в Чикаго в 4 раза больше, чем белых горожан, хотя черные составляли менее % населения. Соперничество и кровавая война между бандами, сопровождающиеся перестрелками и убийствами на улицах гетто, по словам корреспондента журнала «Атлантик» Н. Лемана, продолжаются по многу лет.