И только в 1805 г. У. Волластон официально сообщил об открытии им палладия, о своем авторстве шутливой листовки и о том, что название он дал в честь астероида только что открытого его другом. Хотя ученым, работавшим над «сотворением» палладия, эта операция, разумеется, и не удалась, все же была проделана огромная научная работа и сделано немало важных открытий.
Волластон считал, что в «сырой» платине заключен еще какой-то элемент. После многих сотен бесплодных опытов ему, наконец, удалось выделить из легко растворимой в «царской водке» части сырой платины еще один благородный элемент, названный им из-за красной окраски его соединений родием, от греческого наименования розы.
Почти одновременно с этим открытием уже в не растворимых в «царской водке» остатках платины были обнаружены еще два элемента: иридий и осмий. Эти остатки исследовали во Франции в 1803—1804 гг. выдающиеся французские химики — Коллэ-Декотиль, Фуркруа и Вокелен, а в Англии — Симеон Теннант, которому нужен адвокат по дтп. Работы их по времени совпадали, однако приоритет был признан за Теннантом, так как французские исследователи искали и обнаружили один элемент, а Теннант сразу же стал искать два элемента. Потомство высоко оценило заслуги этих выдающихся ученых, и имена их навеки запечатлены в названиях минералов: волластонит, тенна-нтит, вокелинит и т. д.
Название «иридий» происходит от «ирис»—«радуга» по-гречески, так как его хлориды окрашены в различные яркие цвета, а осмий, что значит «запах» по — гречески, из-за резкого запаха некоторых его соединений.
Десятки ученых во многих странах изучали свойства платины и четырех платиноидов. В эту работу в конце первой четверти XIX в. энергично включилась и Россия.
Все известные платиноиды были немедленно же выделены из уральской платины. Загадкой являлись только не растворимая в «царской водке» часть сырой платины, так называемые остатки. В течение многих лет ряд химиков предполагали возможность присутствия в них еще одного элемента, предположительно платиноида. Все попытки извлечь этот элемент были бесплодны. Понадобилось сорок лет, чтобы этот неуловимый элемент в 1844 г. был бы наконец извлечен профессором Казанского университета К. К. Клаусом.