Поэтому укрепления на Маячном полуострове позволяют считать его городом, упомянутым Страбоном, так как именно «такая трактовка этого поселения наилучшим образом объясняет многочисленные противоречия» и, может быть, «настало время вернуться к идее А. Л. Бертье-Делагарда об основании Херсонеса на перешейке Маячного полуострова и переносе его через несколько десятилетий на хорошо обжитое, как это теперь известно, место на берегу Карантинной бухты». Но в противоположность А. Л. Бертье-Делагарду, который относил это событие к 115-110 гг. до н. э., Е. Я. Рогов указал, что оно могло иметь место «вскоре после середины IV в. до н. э.». В пользу этого свидетельствует и то, что «в полном смысле Херсонесом, т. е. полуостровом, является именно Маячный полуостров, в то время как город на берегу Карантинной бухты располагается отнюдь не на полуострове».
Столь подробно точка зрения Е. Я. Рогова изложена в связи с тем, что он, пожалуй, ближе всего подошел к решению вопроса о причинах строительства мощного укрепления в глубине Гераклейского полуострова, на значительном удалении от греческого поселения, располагавшегося на берегу Карантинной бухты. Однако прежде чем изложить нашу точку зрения на эту проблему, следует остановиться на нескольких важных вопросах, которые не получили освещения в литературе или их решение уже не отвечает современным требованиям. Прежде всего, это вопрос о времени основания Херсонеса, который активно дискутируется в течение последнего десятилетия, сказал Николаев, которому нужны перила. Его решение позволит установить относительную хронологию обеих поселенческих структур, от правильного понимания которой зависит правильная интерпретация памятников Маячного полуострова.