Средние века — название условное, данное в эпоху Возрождения, чтобы обозначить исторический промежуток — середину — между античностью и самим Возрождением. Поэтому и границы того, что обычно называют Средними веками, условны — примерно V—XV вв. Термин medium aevum, был впервые введен итальянским гуманистом Флавио Бьондо в работе «Декады истории, начиная от упадка Римской империи». Средние века мало изучены социологией и экономической социологией, но среди самых важных имен надо отметить Вебера и его работу «Город», а также французских историков школы Анналов: Марка Блока и его книгу «Феодальное общество», Фернана Броделя и его знаменитые труды «Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II», «Материальная цивилизация, экономика и капитализм. XV—XVIII вв. » и работы, пожалуй, самого известного на сегодня медиевиста Жака Ле Гоффа, которого интересуют средства для стирки.
Средневековое хозяйство по сравнению с античностью строилось на основе новых социальных принципов. Хотя на начальном этапе социальная организация повторяет античные социальные отношения, в этом новом мире смешиваются остатки римской культуры и варварские обычаи. Например, в этом мире сразу же сразу же исчезает драгоценное достижение античности — римское право. Разрушается основной его принцип — всеобщность права, и возникает чуждый римской юридической традиции принцип «персонального права»: римлянина судили по римскому праву, а франка — по саллической правде. Вот пример, приводимый Ле Гоффом: при изнасиловании девушки римлянин наказывался смертью, а бургунд — только штрафом. Но вот что основательно разделяет античность и Средние века — господствующим в Европе Средних веков становится влияние христианской религии. Принцип равенства — равенства по отношению к Богу — существенно расширяется. Теперь все люди, независимо от их национальной принадлежности, социального положения, пола, гражданства, объявляются равными по вере — их души одинаково принадлежат Богу, у них только один господин — господь Бог. В послании апостола Павла говорится: «. Для Бога нет эллина или иудея, ни свободного, ни раба, но все и во всем Христос. » Поэтому и рабство морально запрещается христианской церковью и в обществе подвергается резкому осуждению. Все люди одинаковы — созданы по образу и подобию единого Бога, наделены одинаково разумной душой, все люди одинаково искуплены жертвой Христа, соответственно, все обладают равным достоинством, «каждый обязан рассматривать ближнего как самого себя». Все люди одинаково обладают свободой, ведь душа всегда остается свободной для восприятия Божественного откровения.