Перейдя на расширенный характер воспроизводства на национальной основе, сделав его процесс более целостным, частично преодолев в этой области унаследованные от колониализма диспропорции, развивающиеся страны за последние 30 лет добились значительного и устойчивого повышения темпов своего экономического роста, превышавших аналогичные показатели развитых капиталистических стран. Данную тенденцию не поколебал и кризис 70-х годов, в течение которых освободившийся мир развивался в полтора раза быстрее, чем империалистический, и лишь в ходе кризиса 1980—1983 гг. их темпы развития примерно совпали. Согласно имеющимся прогнозам, указанный разрыв в темпах вновь возникнет во второй половине 80-х годов, а соотношение совокупного ВНП этих двух групп стран к 1990 г. составит 1 : 2,5 против 1 3 в 70-х годах, пишет http://nikitaart.ru/. Разумеется, сравнение этих показателей на подушевой основе дает иную картину, ибо население развивающихся стран также увеличивается гораздо быстрее. Однако весьма примечательно, что освободившимся государствам ныне хватает набранных темпов экономического роста для того, чтобы постепенно повышать также и свой среднедушевой ВНП. С 1960 по 1980 г. он возрастал на 3,0% в год против 3,1 у стран развитого капитализма, а за период с 1970 по 1980 г. эти показатели были равны 2,9 и 2,4%, т. е. развивающийся мир вышел вперед и здесь Еще более узким местом воспроизводственного процесса в развивающихся странах является та база внутреннего потребления* на которую он в конечном счете опирается. Так, хотя в создании ВНП участвуют все сектора развивающейся экономики, по сути дела, лишь современный сектор в ней предъявляет спрос на продукцию I подразделения. Спрос же на продукцию II подразделения также значительно ограничивается существованием зон нетоварной экономики, а главное, низким уровнем платежеспособного спроса населения, особенно на фоне прогрессирующего неравенства в распределении его доходов. Как известно, при развитии по капиталистическому пути, т. е. при опосредовании этого процесса законами капиталистического накопления, поляризация в доходах является правилом, причем в развивающихся странах — правилом, возведенным в квадрат. Низкий уровень заработной платы, разобщенность трудящихся, медленный рост их классового сознания и потребностей, двойная эксплуатация своим и иностранным капиталом, опора сословно-бюрократической и предпринимательской элиты на госаппарат и подавление им во многих странах демокритических свобод ведут к тому, что доходы «нижних» 60% семейств в развивающихся странах стагнируют или даже сокращаются, а прирост ВНП и экспортных поступлений оседает в руках 40% «верхних» семей и концентрируется в основном в элите развивающегося общества, составляющей едва 5% численности населения.
Так, «верхние» 5% семей присваивают себе в Сальвадоре 33% ВНП, Сьерра-Леоне — 34, Боливии и Сенегале — 36, Колумбии — 40, Перу — 46, Гондурасе — 50%, тогда как «нижние» 40% имеют там соответственно 12, 10, 13, 10, 7, 9 и 7%. Складывается и внешне парадоксальная ситуация, при которой поляризация в доходах становится тем разительней, чем выше у данной страны темп экономического роста. Например, в Южной Корее, которую статистика ООН относит к «новым индустриализирующимся странам», «верхние» 20% семей присвоили в 1970 г. 45%, а в 1976 г.- уже 45,5% ВНП, тогда как «нижние» 40% имели 18 и 16,9%. В Бразилии эти доли с 1960 г. по 1972 г. изменились с 61,5 до 66,9% и с 12,5 до 7% соответственно 1247, с. 152; 296, с. 8—9, 274; 130, 1981, с. 182—183].