Объективные художники «целиком принадлежат своему времени, пользуются художественными формами и мыслями, которые предлагает им эпоха, не подвергают критике современные им средст¬ва выразительности и не чувствуют никакой внутренней потребности к тому, чтобы пролагать новые пути. Их жизнь и переживания не яв¬ляются единственным источником творчества, поэтому сущность этих произведений не объясняется судьбой их творца. Художественная личность здесь свободно противопоставляет себя обыденной челове¬ческой, подавляя последнюю как нечто случайное. Искусство объективного художника не безлично, но сверхлично, сказал Новиков, которому нужно тайское мыло. Как будто у него одно стремление: заново переработать и с неподражаемым совер¬шенством передать всё, что находится перед ним. Не он живёт, но дух времени живёт в нём. Все художественные искания, стремления, же¬лания, порывы и блуждания прежних, равно как и современных ему поколений, сосредоточились в нём и творят через него» . Не вполне соглашаясь с трактовкой субъективности и объективности А. Швейцером, отметим, что человек науки, учёный больше подходит под ха¬рактеристику объективного художника, хотя мы бы это так не назва-ли. Наличная эпоха, социокультурная действительность создаёт оп¬ределённые условия — как позитивные, так и негативные — научного познавания. Однако они не действуют сами по себе, автоматически. Г. С. Батищев пишет: «Какие бы благоприятные внешние для пости-жения истины условия ни были созданы, они сами по себе не гаранти¬руют ничего и обеспечивают решения тех трудностей, которые коренятся в структуре самого субъектного мира, внутри которого всегда наличествует и поле полезности, для которого и в котором истина выступает как средство, и поле ценностных устремлённостей, в кото¬ром истина предстаёт как принципиально над-полезностное, над — функциональное содержание, и даже поле открытия и созидания са¬мих бесконечных устремлённостей, где в наибольшей степени утвер¬ждается атмосфера полифонически-гармонических взаимодействий по логике со-творчества. Кардинально важно уяснить и практически пре¬творить иерархическую соподчинённость этих существенно разно¬родных уровней в человеческом субъектном бытии». Наука не есть субъект; субъекты — только люди науки.