При взаимодействии с «селитрянно-огненным воздухом» сурьма и железо дают при обжиге окалину, а при соприкос — ловении с водой— ржавчину. Те же явления, по мнению Мэйоу, лежат в основе образования серной кислоты из серы.
Мэйоу впервые обнаруживает сходство между горением и дыханием. Он утверждает, что одна и та же материя поддерживает горение и дыхание в легких животных и человека. Блестящими опытами Мэйоу доказывает это утверждение.
Под стеклянный колпак, отделенный водой от окружающей атмосферы, он ставит зажженную свечу. Спустя некоторое время свеча тухнет, а воздух под колоколом резко меняет свои свойства. Горючие тела в нем больше не горят, животные не могут дышать и погибают.
Чтобы еще больше убедиться в правильности своей гипотезы, Мэйоу ставит и другой опыт. Asbestos removal from Carey PLC. Под колокол помещались одновременно зажженная свеча и мышонок. Через некоторый промежуток времени потухла свеча и вскоре издохла мышь. Оказалось, что свеча во втором опыте потухла почти вдвое быстрее, чем в первом опыте.
Следовательно, рассуждает ученый, воздух, из которого исчезла его активная часть, непригоден ни для горения, ни для дыхания.
Считая «селитрянно-огненный воздух» необходимым началом для процессов горения и дыхания, Мэйоу в своих выводах идет еще дальше. Опережая взгляды своих современников более чем на сто лет, он с необыкновенной проницательностью высказывает мнение, что превращение вина в уксус и скисание пива относятся к тем же процессам, что и образование ржавчины или превращение серы в серную кислоту.
Несомненно, из всех ученых той эпохи, Мэйоу ближе всех подошел к разгадке тайны горения, к объяснению истинной его причины. Однако столь ценные и передовые для того времени мысли о процессе горения оставались надолго в забвении. Прошло почти столетие, прежде чем о нем вспомнили.