С первого взгляда последствия такого процесса были бы значительными, но не ужасными: не было бы одного элемента в Периодической системе. В действительности эти последствия были бы совершенно катастрофическими. Дело в том, что в процессе эволюции Метагалактики существует эра нейтрального водорода, когда начинают формироваться галактики и звезды. И что следует подчеркнуть: существование нейтрального водорода необходимо для образования галактик и звезд.
Если бы вещество было ионизовано, т. е. состояло из протонов и электронов, не связанных в атомы, то его излучение разметало бы зародыши галактик. Но тогда следует, что если бы водород был нестабильным элементом, то в эру существования нейтрального водорода он быстро бы превратился в нейтроны и нейтрино, а галактики и звезды состояли бы исключительно из нейтронов. Никаких химических элементов или сложных ядер в таком ВМДЮ не было бы. В этом смысле и понимается упрощение структуры Метагалактики при незначительном изменении фундаментальных постоянных.
Кажется уместным провести с анализируемой ситуацией простую цветовую аналогию. Если нашу Метагалактику можно характеризовать буйным многоцветием, то ВМГО, в которых все было бы по «нашему», исключая существование несколько более тяжелого электрона, характеризовались бы унылым серым цветом.
Здесь неискушенный читатель может считать себя вправе воскликнуть: «Ну и что — одним экзотическим изотопом было бы меньше?» Однако такое мнение было бы глубоко ошибочным. Нестабильность дейтона изменила бы существенно. структуру ВМГО. Дело в трм, что по устоявшимся теоретическим представлениям образование ядер сложных химических элементов идет обязательно через посредство дейтона. Реакции с участием стабильного дейтона — необходимое звено нуклеосинтеза. Выпадение этого звена — и вся цепь нуклеосинтеза нарушается.

Американские же ученые выявили в Туманности Треугольника три скопления возрастом «всего» 0,1 млрд, лет, которые по своим: спектральным характеристикам очень напоминают шаровые скопления NGC 1854 и NGC 2136 из БМО. Были обнаружены молодые скопления, имеющие возраст 1 и; 3 млрд, лет; первое по своим характеристикам напоминало шаровые скопления NGC 2107 и NGC 269* , а второе — NGC 1846 и NGC 1987 . Лишь четыре шаровых скопления Туманности Треугольника по возрасту и по спектральным характеристикам весьма схожи со скоплениями нашей Галактики, хотя и имеют свои аналоги в БМО. Однако ни; одно из этих старых шаровых скоплений исследуемой галактики не обладает таким содержанием тяжелых: элементов, которое свойственно шаровым скоплениям внутренней области нашей Галактики. Это же отличие характерно также и для старых шаровых скоплений БМО. Обедненность тяжелыми элементами связана, прежде — всего, со своеобразием процесса звездообразования. Ведь звезды и образуются из межзвездной среды, но» и обогащают ее тяжелыми элементами. Обедненность тяжелыми химическими элементами у самых старых образований указывает на относительно медленный характер звездообразования и на отсутствие, так сказать звезд второго поколения. Именно это, видимо, свойственно БМО и ММО, но относительно Туманности Треугольника Дж. Кохен, С. Перссон и Л. Сирли не стали спешить с выводами, сетуя на неполноту и выборки шаровых скоплений. И действительно, исследования проведенные советскими астрономами А. С. Шаровым и В. М. Лютым, показали сложность ситуации с шаровыми скоплениями Туманности Треугольника. С помощью электрофотометра в главном фокусе 6-метрового телескопа они обследовали в ультрафиолетовых, голубых и желтых лучах 11 скоплений галактики, используя, правда, более поздний каталог Кристиана—Шотлера. Кроме того, в общее рассмотрение было включено еще несколько шаровых скоплений галактики, для которых уже проводились аналогичные измерения.