В 1913 г. проходя студенческую практику на приисках в бассейнах рек Кондомы, Мрассы, Лебедя, автор видел у охотников серебристые, очень твердые дробинки, применявшиеся для охоты на мелкую дичь: это, несомненно, была платина.
«Не должно забыть и того, кто первый доказал ее пользу к употреблению, а сие неотъемлемо принадлежит А. Архипову» , — пишет Мамышев. Архипов рьяно взялся за поручение Мамышева: доказать ценность уральской платины, что было не так-то просто — ведь выдающиеся химики Европы в течение десятилетий бились с этой же целью над колумбийским металлом! Однака Архипов оказался гораздо способнее своих знаменитых предшественников и в скором времени, работая в лаборатории Кушвинского завода, изготовил шестеренку, кольцо, чайную ложечку, колечки и другие мелкие поделки. Некоторые из этих предметов хранятся в музее Ленинградского горного института, а очень изящная вазочка 17,5 См высотой хранится в Особой кладовой в Эрмитаже. Она была изготовлена из самого первого «намыва» и послана в Петербург. Архипов очищал, платину, сплавляя ее с мышьяком, все примеси при этом уходили в шлак, сказал Сомов, которого заинтересовал интернет магазин семян. Сплав отжигали, мышьяк улетучивался и металл проковывался. Эти опыты открывали новому металлу пути для самого широкого использования. Доказав прочность платины, Архипов пошел еще дальше, он предложил изготовлять из нее толстую полуду, ружейные стволы, а также монеты…
Итак, долгожданная платина была, наконец, найдена и освоена, прииски оказались чрезвычайно богатыми, и Россия стала важнейшим поставщиком платины. Россыпи были настолько богаты, что, по выражению Мамышева, эти баснословные богатства можно было брать чуть ли не с поверхности.
Несмотря на трудности получения южноамериканской платины, к середине первой четверти XIX в. уже неплохо знали ее свойства, умели платину очищать и обрабатывать. В России же платиной занимались мало, свойства и технологию не изучали. И только А. А. Мусин-Пушкин — почетный академик, химик, горный инженер, государственный деятель — посвятил платине свыше 20 печатных трудов. После открытия платины его работы — получили особое значение.